«La historia me absolvera! – история меня оправдает! Оправдает ли…»

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru - Статьи на тему "Политика"


«…Я буду стоять за Фиделя до конца. Он дал мне жилье, работу, мои дети не голодают , - примерно так выразил своё отношение к команданте простой кубинец в одном из интервью. В этих словах содержится главный фактор, определяющий удивительную для всего мира жизнеспособность социализма на Острове Свободы. Цепная реакция крушения общественно-экономического строя в СССР и странах Восточной Европы не оставляла, казалось бы, никаких надежд на сохранение власти коммунистов на Кубе. Ведь зависимость экономики небольшой островной страны от социалистического лагеря была огромной, особенно в условиях жесточайшей блокады со стороны Соединённых Штатов Америки. В начале 90-х годов в мире ожидали быстрого падения режима Кастро,восстановления многопартийной системы и введения рыночной экономики. Экономическое донорство со стороны новой России прекратилось, ограниченный советский воинский контингент был выведен. Казалось, должно было возникнуть мощное оппозиционное движение против слабеющей власти. Ведь жизнь народа была весьма скромной и в предыдущие годы, а теперь в связи с резким ухудшением экономической ситуации, потерей традиционных рынков сбыта продукции, в основном сахара, должны были начаться массовые выступления народа. Многочисленная кубинская эмиграция, в основном сосредоточенная в штате Флорида и настроенная резко антикастровски, оказывала идеологическую поддержку начавшемуся было зарождаться антисоциалистическому движению. Но «взрыва» не произошло. Либеральные силы оказались чахлыми и нежизнеспособными. Массовых выступлений против вроде выглядевшего «нежизнеспособным» авторитарного режима не произошло. Для объяснения этого феномена можно приводить множество аргументов: и полная монополизация власти в стране братьями Кастро, и всемогущество спецслужб, пронизавших все поры общества за несколько десятилетий после победы революции в январе 1959 года, слабость демократических традиций. Но вопрос представляется более сложным… После первых же серьёзных преобразований, начатых новой властью во главе с молодым лидером Кастро – аграрной реформой, серьёзно ограничивавшей крупное земле–владение, наделявших самые бедные слои крестьян землёй, национализацией крупных предприятий, во многом североамериканских, в стране возникло довольно сильное сопротивление со стороны лишённых собственности. Но оно не нашло поддержки большинства народа. Все эти десятилетия из страны происходила эмиграция тех, кто не воспринимал социализм со всеми его чертами: однопартийная власть, тотальная государственная собственность, отсутствие политических свобод. И это естественно, так как самые активные, предприимчивые, инициативные не могли мириться с системой, ограничивающей их амбиции и частую предпринимательскую инициативу.

Но логика революции такова, что кроме экспроприации богатых и зажиточных слоёв, она приводит к глобальным, тектоническим сдвигам в бедных кругах общества, предоставляя им такие возможности, которых они не могли бы иметь в предреволюционной жизни. Ликвидация неграмотности, когда тысячи молодых энтузиастов дошли до самих дальних селений, обучая крестьян читать и писать, подняла сознание народа, усилила поддержку новой власти. Множество кубинцев улучшили свои жилищные условия, пополнили рабочие коллективы вновь построенных предприятий, все дети получили возможность учиться и в школах, и вузах как на родине, так и за рубежом, вливаясь потом в ряды строителей социализма. Многие из них впоследствии стали частью новой интеллигенции: научно-технической, творческой, нашли своё место в офицерском корпусе народной армии и среди госслужащих. То самопожертвование, которое проявили Фидель Кастро и его молодые соратники, идя на штурм казармы Монкада в июле 1953 года против многократно превосходящего гарнизона, а потом высадившись с горсткой товарищей в провинции Ориенте в декабре 1956 года, дало столь мощный импульс в недалёком будущем, что победа в вооружённой борьбе против тирании Батисты не могла закончиться лишь поверхностными преобразованиями в жизни Кубы. Повстанческие традиции в сознании общества настолько укрепились со времён Антонио Масео и Хосе Марти, сражавшихся за независимость острова во второй половине и конце 19 века от испанских колонизаторов, что пришедшие к власти «барбудос» не могли не начать глубинную перестройку общества. Пропасть между богатой верхушкой и большинством обездоленного и угнетённого народа была столь велика, что события разыгравшиеся в горах Сьерра-Маэстра, где плохо вооружённые, не имеющие военного опыта инсургенты, опираясь на поддержку крестьян, успешно боролись с регулярными войсками, не могли после победы окончиться просто восстановлением парламентской демократии. Ожесточение против диктатуры, служившей в народном сознании интересам правящих олигархических слоёв, не оставляла прежней политико-экономической элите шансов на существование в послереволюционной стране. Новое руководство, иногда не совсем чётко поначалу представлявшее задачи стоявшие перед ним, шло за логикой событий. Даже ограниченное ущемление прав крупных собственников привело к сильному сопротивлению, что в свою очередь заставляло вождей революции углублять преобразования, следуя требованиям простых кубинцев, ожидавших радикального улучшения своего положения.

Естественно решения принимаемые сверху, были уже не совсем экономически обоснованными, а часто силовыми, политически целесообразными, отвечающими ожиданиям народных масс. Поэтому, как и в каждой революции, в кубинской произошла ликвидация старых экономически господствующих слоёв общества, сформировались новые социальные группы, не отличающиеся несправедливой разницей в уровне жизни. За долгие десятилетия социализма возникла новая структура общества и социальные слои населения, соответствующие плановой, централизованной системе хозяйствования.

Думается нынешние лидеры Кубы во главе с Раулем Кастро понимают необходимость либерализации в обществе, допуская некоторую экономическую свободу в предпринимательстве, сохраняя крупную и среднюю промышленность в госсобственности, не позволяя ослабления монополии правящей компартии на власть. Опыт других постсоциалистических стран, в основном возникших на территории бывшего СССР, показывает, что одновременный переход к рыночной экономике и демократии в политике приводит к олигархической системе, когда образуется глубокая бездна в распределении материальных благ между несколькими процентами населения и абсолютным большинством резко обнищавшего народа, к невиданной коррупции и беззаконию. Массы простых кубинцев отлично понимают это и предпочитают поддерживать систему дающую возможность вести пусть небогатую, но и не голодную жизнь, имея доступ к бесплатному образованию и медицине. Слепое следование так называемым «демократическим» ценностям, без учёта реальных условий страны, может привести к катастрофическим последствиям для большинства людей. На судебном процессе, устроенном диктаторским режимом над Фиделем Кастро и его соратниками после дерзкого штурма Монкады, лидер молодых патриотов после яркой обвинительной речи в адрес антинародной власти заявил: «История меня оправдает!» По прошествии многих лет вряд ли можно однозначно оценить эти слова. Окончательный вывод о более чем пятидесяти годах социализма на Острове Свободы сделает только сам кубинский народ, пока что не отказавшийся от поддержки социалистического выбора.




Статья "«La historia me absolvera! – история меня оправдает! Оправдает ли…»" написана:

копирайтер Trockiy59 [Рейтинг: 5]


Cтатьи копирайтера по схожим темам:

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru | Статьи на тему "Политика"