А НАПОСЛЕДОК Я СКАЖУ

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru - Статьи на тему "Фантастика и фэнтези"


- Три миллиона жизней – ЭТО плата за независимость?! Кхе-кхе…

Старик лежал на своём старом разодранном диване и выкашливал легкие в мятое покрывало. Рядом мерцал подсевший выпуклый кинескоп семьсот шестой «Радуги». Телик подыхал вместе с хозяином. Жалобно свистел его трансформатор строчной развёртки.

Собрав свои последние ламповые силы, монстр сов-индустрии транслировал «выцветшую» картинку горящего города. Слегка взлохмаченная ведущая экстренного выпуска новостей что-то сумбурно выплёвывала в эфир, пытаясь удержать равновесие на лопнувшем перекрытии рухнувшего здания.

И как она только вскарабкалась на своих шпильках на эту гору обломков? Наверняка в хлам расцарапала дорогие туфельки. Но что не сделаешь ради хорошего вида на свеженькую сенсацию, тем более такого масштаба?

- Три миллиона двести пятьдесят тысяч четыреста восемьдесят две жизни, если точнее. Фу-ух!

Я шумно выдохнул и опрокинул в себя полный гранчак самогона из запасов пенсионера.

- Бр-р! - Передёрнуло не слабо.

Занюхал кусочком копчённого сальца и отправил его следом за денатуратом. Дед на себе не экономил – пятьдесят оборотов, если не все шестьдесят.

- Как ты только не растворился, батя, от этого пойла?

- В задницу пойло! Они же все погибли! Все, понимаешь, статист хренов?! Столько народу. Дети, женщины, мужики - все…

Старик дрожащими руками извлёк сплющенную папироску «Примы». Я чиркнул спичкой и протянул ему огонёк. Облачко едкого дымка пыхнуло в мою сторону и начало медленно всплывать под потолок комнаты. Вечерело. По телевизору шла панорама бывшего мегаполиса, который сейчас больше напоминал огромную дымящуюся свалку строительного мусора.

- Вон-вон, смотри, под высоковольтной - я ткнул указательным пальцем в экран «Радуги», - целый школьный автобус зажарился, одни головешки обугленные из окошек торчат. Хе-хе! Да уж, сходила ребятня «за хлебушком».

- Как ты можешь иронизировать?! - Деда трясло, он начинал осознавать весь ужас случившегося.

- Да ладно тебе, батя, ты же всю жизнь ненавидел всех этих янки! Вспомни сколько раз на день ты произносил фразу: «Чтобы они все сдохли, уроды!» Всё прогрессивное человечество занесёт сегодняшний день в календарь, как «День Независимости колоний от Объединённых Штатов Колумбии». Ты, батя, как не русский. Так им всем и надо сучатам! А бойцы сопротивления - молодцы! Эта же надо было так подсуетиться, чтобы и ихнего президента, и весь их сранный конгресс, и несколько миллионов активистов одним махом накрыть. А, каково?!

Деда аж перекосило от неожиданной волны гнева.

- А ты то русский, сопляк?! Не думал, что мой сын вот в такого говнюка вырастет! Единственное, что у нашего народа не отняли – это большое человеческое сердце, которому не чуждо сострадание, но ты и его похерил! А смерти я им если и желал, то сгоряча и не всерьёз, да и то... всего разка два за всю жизнь.

После внезапной волны гнева старик слегка смутился, осознав, что в глубине души он и сам жаждал нечто подобное совершить. Такая уж она была – его душа, сколько я её «помню». Деду всегда было необходимо кого-то ненавидеть. Старикан считал, что вся его жизнь – сплошная несправедливость и всегда искал виноватых. В этот раз его злоба была направлена в сторону диктатуры ОШК-а. Хоть и знал он о Штатах и их жителях лишь из теленовостей.

- Пару разков, говоришь?!

Я грюкнул пустым гранчаком, опуская его на край табурета, стоящего между нами. Подскочили и зазвенели вилки на сковороде, что пристроилась на том же импровизированном столике.

Пришло время открыть карты. Я вытер засаленные пальцы об штанины джинсов и запустил руку во внутренний карман пиджака. Старик с интересом ожидал, что же такое я оттуда извлеку, и когда из подпеджачной неизвестности появился маленький блокнотик, он разочарованно крякнул и затянулся очередной порцией табачного дыма.

- Давай посмотрим, - с видом профессора я полистал клетчатые листики, - за последние пятьдесят лет, фразу: «Чтобы вы все сдохли, уроды» и подобные им, ты, батя, произнёс сто сорок шесть тысяч раз. Это, в среднем, э-м-м... по восемь раз на день.

- Да, что ты всё цифрами соришь?! От куда ты их берёшь, с потолка что ли? Или ты хочешь, чтобы я поверил в то, что ты владеешь информацией доступной лишь Богу? Хе-хе, или ты сам и есть Бог? Хе-хе… Кхе-кхе…

Попытавшись рассмеяться, старик закашлялся – его лёгкие разъедал рак.

- Ну уж не твой сын – это точно…

Я откинулся на спинку старого деревянного стула. Стул устало скрипнул.

- Что ты хочешь этим сказать, Борюсик? - Дед откашлялся и криво улыбнулся.

- Твой Борюсик, батя, давно уже умер. Я лишь взял его тело, что бы тебе сподручнее было со мной разговоры разговаривать.

Во избежание долгой прелюдии к беседе «по сути», я моргнул разок, сменив цвет радужки и глазных белков на черный. Тоскливо черный – цвет бездны. Бесконечная пустота сейчас смотрела на старика. Дед вжался в приподнятую спинку дивана. Что-что, а зрение у пенсионера сохранилось отменно, и это изменение он сразу заметил.

- Да, кто ты такой?!

Первый его вопрос оригинальностью не блистал. Как впрочем и последующая фраза после недолгой паузы.

- Изыди, лукавый!

Дед схватил икону, что стояла на тумбочке рядом и выставил её в мою сторону. Видя, что от этого эффект, мягко говоря, нулевой, он швырнул святой образ прямо мне в голову.

Икона зависла в воздухе, не долетев до моей физиономии каких-то сантиметров. Дед, узрев колдовство, шумно сглотнул слюну. Образ плавно вернулся на своё место, на тумбочку.

- Не стыдно, Иван Сергеевич? Столько годков прожил, а в чёрта веришь.

Замусоленная фраза и моя слабая улыбка немного сняли напряжение со старческих расшатанных нервишек. Дед потянулся за новой папироской, потому как старая, от его резких телодвижений, угодила в стакан с мутной водой, стоящий на той же тумбочке. До моего прихода там плавали его вставные челюсти. Я ещё раз поднёс ему огонёк. Дед жадно затянулся.

- Так кто же ты и чего от меня хочешь?

- Кто я – значения особого не имеет. А вот по какому вопросу – это ты в точку, батя. Люблю сразу к делу переходить.

- Ну так, и переходи…

Я извлёк из его пачки такую же приплюснутую папиросу, покрутил её в пальцах и закурил.

- Взывал ты, батя, искренне и многажды. Взывал к справедливости, зыря свой телик. Хотел э-м... до «небес» достучаться. Ну дык, вот - достучался. Только не Бог тебя услышал, он уже давно никого не слышит. Тебя услышал Я… - Густые кольца дыма отправились к потолку.

- И-и... и-и, чё?

Старика посетила смутная догадка и он глянул в «ящик» на котором продолжала голосить молодушка с микрофоном.

- Да-да, ты всё верно понял, Иван Сергеевич. Принимай работу!

Я опустил свою ладонь на меблированный корпус «Радуги» и слегка похлопал по нему. От этих хлопков экран покрылся крупной рябью и горизонтальными полосами.

- Оп-па, сломал. - Я отдёрнул руку от старого аппарата.

- А, ты ещё раз стукни сверху и пройдёт, - махнул рукой старик.

Я привстал со стула и последовал его совету. «Ремонт» возымел действие.

- Вернёмся к делу. Ваше заветное желание, Иван Сергеевич, исполнено. Та-дам! – Я двумя руками указал на телевизор.

- Нет! Врёшь ты всё! - Дед слегка подскочил на своём скрипучем диване и отчаянно замахал руками. - Я такого никогда не желал! Не я!

- Ой, меньше истерики, батя. Мне можешь не врать. - Я помахал перед его носом своим блокнотом. - Вернёмся к статистике? Напомнить сколько раз от всей души ты пожелал независимости южным и восточным колониям? А сколько раз примеривал ОШК-арикам белые тапки? Ну-у, про «тапки» я уже докладывал…

Я стал листать блокнотик и высматривая нужные циферки.

- Нет, не надо, кхе-кхе, - старик опять закашлялся, - я тебе верю, не трудись. Но как такое могло… не понимаю, почему я? Почему ты именно меня услышал? Зачем?! Я же это не взаправду хотел ведь!

Дед смотрел в мои пустые глаза, выискивая хоть малейший намёк на идиотскую шутку, но найти так и не смог.

- Не ври себе, батя, ты был искренен в своих просьбах. Иначе, как бы я тебя услышал? - Я криво улыбнулся старику. - Тебе просто не хочется записывать на свой счёт столько жмуриков. Вот и всё!

- Но это ТЫ их убил! Я всего лишь языком болтал, как и каждый вон там, - старый указал на окно, за которым уже зажглись фонари.

- А я всего лишь проследил, чтобы твои просьбы исполнились, батя. Или тебе никто никогда не говорил, что нужно быть осторожным, загадывая свои желания?

- Ну, хорошо! Тогда исполни ещё одну мою просьбу! Последнюю! – Дед вскочил с дивана, одна его рука продолжала судорожно сжимать покрывало, другая - папиросу.

- Это какую же? – Я удивлённо приподнял бровь.

- Сделай так, что бы всего этого не было, - дед указал на телик, - верни всё, как было! Пусть все живут! Я не имею право на такое! И ты тоже! Кто я такой, что бы?.. Это полное безумие!

Старик устало опустился на диван, поняв, что повернуть время вспять даже мне не под силу.

- Поздно, батя, прокомпостировано, - я щёлкнул пальцами, - раньше нужно было думать. И потом, ты же всю жизнь этого хотел! Другие как бы радуются исполнению своих заветных желаний, а ты отнекиваешься. Или… хочешь, чтобы я поверил, что всей твоей жизнью руководили ложные стремления и желания? Неужели ты подкатил к пониманию того, что жил зря? Ты чё, дед, раскаяться решил что ли? Ха-ха! Насмешил... НЕ ВЕРЮ!

Дед помрачнел в лице отбросил покрывало и встал.

- Да мне плевать, во что ты веришь,

(продолжение рассказа заморожено)




Статья "А НАПОСЛЕДОК Я СКАЖУ" написана:

копирайтер Al`tan [Рейтинг: 5]


Cтатьи копирайтера по схожим темам:

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru | Статьи на тему "Фантастика и фэнтези"