«Пьемонт» не удержал знамя, «Вторая Франция» пока не состоялась.

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru - Статьи на тему "История"


На исходе восьмидесятые годы прошлого века… Процесс модернизации уже сильно обветшавшей советской командно – административной системы явно пробуксовывал, показывая невозможность ее обновления. Некогда могущественный центр в лице верхушки КПСС, надеясь произвести крайне необходимые изменения в зашедшей в тупик экономике, допустил некоторые элементы демократии в жизни общества. Это привело к тому, что десятилетиями подавляемое инакомыслие пробудилось и охватило широкие слои народа. «Великий и могучий Советский Союз» пятнадцати, некогда казавшихся добровольно состоящих в счастливом единстве, республик стал трещать по швам. Докатилось эхо гласности и до второй по значению составляющей страны после Российской Федерации - Украины. Дискуссии, проходившие сначала в рамках дозволенного разоблачения культа личности Сталина без какой-либо связи самого этого явления с системой социализма, постепенно приобрели новый , явно противоречащий политике Москвы характер. Была поднята трагическая тема голодомора начала 30-х годов. Эта проблема так болезненно отразилась в сознании украинского общества, что отозвалась и в рядах некогда вернейшего отряда Всесоюзной партии- компартии Украины. Меньшая часть партийцев под влиянием жесточайших фактов недавней истории перешла на позиции национал-коммунизма. Мысль о предотвращении возможности повторения ужасов недавнего прошлого логически закончилась обоснованием необходимости достижения вначале большей самостоятельности, затем и полной независимости республики.

Такое смелое решение, не находившее сперва отклика у большинства населения, зародилось и стало набирать силу в западных областях, где многие еще хорошо помнили о том, как они оказались в составе советской «империи». Свежи были в памяти репрессии, а также депортации сотен тысяч людей в отдаленные районы сталинской деспотической державы. Живы были многие ветераны повстанческого движения, чудом затем выжившие в ГУЛАГовских застенках, но не потерявших веру в будущее своей многострадальной родины. Движение в поддержку перестройки - РУХ, в отличие от большинства областей, в основном южных и восточных, где члены организации были малочисленны, чем далее на запад, тем больше набирал силу и сторонников. Импульс, исходящий оттуда, передавался и остальным территориям, еще находившимся в «спячке», особенно радикально влияя на умонастроение и взгляды либеральной интеллигенции Киева и других университетских центров, и в основном занятых в гуманитарных сферах, не совсем ясно представлявших пути реализации поставленных целей.

Галицийский и близкие к нему регионы, проявлявшие наибольшую активность в продвижении к суверенитету стали называть себя «украинским Пьемонтом» по аналогии с исторической областью в северной Италии, входившей в состав Сардинского королевства, сыгравшего в 60-х годах 19 века главенствующую роль в объединении раздробленной страны. Поддерживающим фактором в деле создания своей державы для украинцев-«независимцев» были и европейские соседи, сателлиты Кремля, стремившиеся вырваться из его железных объятий, а также довольно многочисленная диаспора, многие десятилетия формировавшаяся как по экономическим, так и по политическим причинам, сохранившая, в основном, украинскую идентичность и настраивавшая общественность и правительства стран проживания на поддержку «самостийных» устремлений прародины.

Оптимизм сторонников полного разрыва со «старшим братом» подкреплялся благостной картиной высокого потенциала республики во всех отраслях экономики. Активно проводилась агитация, в которой Украина напрямую сравнивалась с Францией, как наиболее похожей по территории и населению европейской страны. В сознании людей постепенно укреплялась мысль о том, что достаточно отделиться от «колониальной зависимости», чтобы быстро зажить по европейским стандартам. Ухудшающееся продовольственное положение привело к введению на республиканской территории купонов на приобретение товаров, в основном продуктов, что создало впечатление пользы от ограничительных мер. Это привело к усилению неприязни к приезжим, стремившимся вывозить дефицитное продовольствие, а также к усилению желания отгородиться от остальных республик, защитив свое кажущееся относительное благополучие. Но независимость казалась еще слишком далекой перспективой, даже для ее ярых сторонников.

После выборов весной 1990 года прочное большинство в Верховном Совете заняли коммунисты, сторонники союзного государства, хотя в их рядах появились приверженцы большей самостоятельности. Это привело к провозглашению Декларации о суверенитете летом того же года под давлением активной и напористой оппозиции - Народной Рады. Но этот документ пока что только обозначал стремление к большей автономии во внутренней жизни, к праву распоряжения своими ресурсами в интересах проживающих в республике. Повторение литовского варианта разрыва с Союзом казалось невозможным, более реальным представлялся новый Союзный договор, в котором Украина сумела бы добиться для себя максимальной свободы, верховенства республиканских законов, что сделало бы новое объединение республик, фактически, конфедерацией.

События развивались стремительно. Попытка ГКЧПистов силой сохранить прежний строй в стране провалилась. Полную власть в Москве получило новое руководство России во главе с Б. Ельциным, не оставлявшим сомнений в своем намерении осуществить радикальные реформы, прежде всего в экономике.

Путч в «Белокаменной» стал катализатором, стремительно подогнавшим вялотекущий процесс достижения украинской «самостийности». От полной растерянности в первые дни начавшегося было переворота до самого смелого отчаянного шага-провозглашения независимости 24 августа 1991 года - такой рывок совершила элита некогда, казалось, покорной центру «сатрапии». Совпали интересы республиканского политикума: державницкое меньшинство оказало мощное воздействие на руководство Рады и «жирондистское болото» (так называли депутатов-консерваторов Национального собрания во времена Великой Французской революции) - коммунистов из «группы 239». Вчерашние верные сторонники союзного единства перед угрозой репрессий со стороны победивших московских «якобинцев» пошли на запрет компартии Украины и разрыв с Кремлем. Для большей легитимности новой власти в глазах мирового сообщества необходимо было закрепить сделанное парламентом на всенародном референдуме. Усиленная пропаганда потенциальных возможностей молодого государства привела к подавляющей поддержке самостоятельности на голосовании 1 декабря того же года. Ожидание благ из «рога изобилия» у новоиспеченных граждан новоявленного государства были весьма велики, несмотря на катастрофическое положение в экономике, все еще являвшейся частью милитаризированного неэффективного всесоюзного хозяйства. Поэтому, когда перед реальной угрозой надвигающегося голода, команда молодых реформаторов во главе с Е. Гайдаром начала решительный переход к рынку, Украина была вынуждена копировать эти шаги. Это было большим потрясением для всего общества. С одной стороны - постепенно заполнявшиеся магазины, с другой - коллапс многих предприятий, часто монополистов, неспособных приспособиться к выживанию в конкурентной среде. Миллионы граждан испытали на себе невиданные ранее явления, такие как безработица, задержка выплаты зарплаты, а то и выдача вместо нее различных товаров и продуктов, часто не лучшего качества. Широко разрекламированная «всенародная» приватизация привела не к созданию широкого слоя собственников, а к сосредоточению львиной доли национального богатства в руках нескольких процентов населения, что привело к пропасти в доходах между громадным большинством украинцев, оказавшихся на грани бедности, и ничтожным меньшинством, как во многих странах «третьего мира».

Представление о высоком потенциале украинской экономики оказалось сильно преувеличенным, поскольку она представляла собой обломок затратной, неконкурентоспособной хозяйственной системы. В значительной степени основные фонды предприятий были изношены и морально устарели. Но наиболее болезненным вопросом стал энергетический. Зависимость от импорта нефти и газа оказалась подавляющей, непреодоленной до последнего времени. За два десятка лет научно-технический комплекс был во многом растерян, страна на мировой рынок вывозит, в основном, сырье и полуфабрикаты. Реальность оказалась не такой радужной, далекой от ожиданий, питаемых перед обретением желанной свободы.

Наиболее активная политически западная часть Украины, послужившая авангардом в процессе достижения «самостийности», оказалась несостоятельной в экономической сфере, хотя и в советские времена уровень развития хозяйства там был ниже на фоне других регионов. Сотни тысяч людей выехали на заработки в ближнее и дальнее зарубежье.

Наиболее крепкими составляющими страны являются восточные и южные области, где сосредоточены угольная промышленность и металлургия. До недавнего времени более 90% валютной выручки государства давал экспорт металла. Это нашло отражение и в политической жизни общества. К руководству пришли силы, представлявшие наиболее развитую и населенную левобережную часть Украины. Сложился своеобразный раскол страны по культурному, языковому и экономическому признаку, непреодоленный и ныне. Несмотря на большую политическую активность в выборных кампаниях и митинговых страстях, регионы, претендовавшие в то, еще романтическое, можно даже сказать беззаботное время конца 80-х годов, на роль объединяющего фактора, знаменосца державности, наиболее «украинистого» среди остальной несознательной массы, не смогли сыграть великую роль второго «Пьемонта». И на это были объективные причины.

В отличие от вышеназванной части раздробленной Италии, бывшей тогда одной из наиболее развитых и передовых не только во всей стране, но и на более промышленном, европейски внедренном Севере, сохраняющем свое первенство и поныне. Поэтому династия королей из пьемонтского Турина распространила свою власть на все вновь созданное королевство всех ранее обособленных областей.

Украинские «объединители» оказались представителями экономически более слабой, аграрной провинциальной составляющей Украины, уступающей, несравненно, более могучему левобережью. Наметилось и закрепилось четкое деление на «сельский» Запад и Центр, а также «городской» индустриальный Восток и Юг, с их, несколько ослабевшей, но все еще сохранившейся мощью.

Так сложилось объективно, поэтому элита этих территорий, несмотря на попытку потеснить ее во времена «оранжевой» революции 2004 года, уже довольно долго и прочно занимает политический Олимп в столице, распространив свое влияние на все ветви власти. Желание сохранить свой электорат заставляет нынешний украинский режим употреблять пророссийскую риторику, учитывая естественное желание получать более дешевые энергоносители, а также симпатии избирателей. Но реального стремления к сближению нет, ведь в случае возникновения нового надгосударственного образования, нынешний политико- экономический бомонд может лишиться много из того, что имеет. Для сохранения нынешних позиций правящему сословию необходимо сохранение независимого государства, поэтому процесс державотворчества, несмотря на недостаточное, может быть даже, не совсем добровольное желание власть предержащих, хотевших бы видеть здесь не столько Украину, сколько второе «русское» государство с элементами украинистской мимикрии, продолжается. Нынешнюю элиту устраивает такой уровень развития страны, обеспечивающий ее олигархические аппетиты. Но это опасно в целом для страны и ее народа. Как самостоятельное, нынешнее украинское государство может сохраниться лишь на пути ускоренного развития, более быстрого, чем у северной соседки. В противном случае большинство граждан новоявленной страны может разочароваться в «самостийности», которая не принесла пока долгожданных позитивных сдвигов. Поэтому вопрос о несостоявшейся на данный момент «Второй Франции» остается открытым, по-прежнему, актуальным. Топтание на месте, затягивание модернизации и «европеизации» во всех сферах жизни может привести к тяжелым последствиям, угрозе самому существованию украинского государства, Обретение подлинной независимости, как и двадцать с лишним лет тому назад, стоит на повестке дня, Найдутся ли в Украине позитивные силы для достижения этой колоссальной задачи? Покажет время…




Статья "«Пьемонт» не удержал знамя, «Вторая Франция» пока не состоялась." написана:

копирайтер Trockiy59 [Рейтинг: 5]


Cтатьи копирайтера по схожим темам:

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru | Статьи на тему "История"