Екатерина Великая

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru - Статьи на тему "История"


ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ

Российская императрица

роман

по ее воспоминаниям и мемуарам

современников, свободно переработанным

Гейнцем П. Шмидт-Алеманом

перевод с немецкого

Глава I

«Фике» из Штеттина

Как и накануне, снедаемая жалостью и удивлением, мадам Амон уже у самой двери еще раз оглянулась и последний раз окинула строгим взором маленькую, не роскошную, но довольно уютную комнатушку под самой крышей дома на парижском Монмартре, куда совсем недавно вселился ее новый жилец.

— Если бы старик не взирал безотрывно, словно заколдованный, на этот портрет и не марал пером сутками напролет бумагу лист за листом! — тяжело вздохнула она и, что-то еще пробормотав себе под нос, сокрушенно покачала головой.

Потом снова посмотрела на дряхлого человечка и перевела взгляд на портрет, отнимавший разум у старого чудака, с которого глядела дородная, красивая и великолепно одетая женщина во цвете лет. Старик сидел в глубоком кресле в той же позе, скорчившись и судорожно вцепившись в драгоценную реликвию, словно опасался, что ее у него вот-вот отнимут.

— Не бойтесь, я не возьму ее, старый Вы дуралей,— проворчала строгая хозяйка, будто прочитав мысли своего квартиранта, и вышла, оставив меня одного. Меня, так как старый сумасшедший дуралей — это я, Фредерик Шарль де Бельвиль — теперь снова гражданин доброго города Парижа, а ранее — кавалер и учитель французского языка при дворе Ее Величества российской императрицы.

Прекрасная дама на портрете была никто иная как великая Екатерина, императрица и самодержица всея Руси. Как когда-то в жизни при ее блестящем и диком дворе в Петербурге и Москве, смотрели на меня с портрета ее страстные темные глаза, мастерски воспроизведенные французским живописцем Песнэ. Миниатюра эта была для меня самой большой драгоценностью на свете. Так как эта женщина, эта великая императрица, вошедшая в историю одной из самых значительнейших властительниц и совершившая бесчисленные славные и страшные дела, эта женщина была всей моей жизнью, эту женщину — не боюсь признаться в этом — я обожествлял и любил всеми силами своей души; я провел рядом с нею почти всю мою жизнь, и лишь благодаря ей эта жизнь чего-то еще стоила.

Мадам Амон была права в том, что я, как сумасшедший, писал день и ночь, гонимый страхом опоздать к тому моменту, когда пробьет мой последний час, и я не успею излить свою переполненную светлым чувством душу.

Поскольку моим последним желанием было описать жизнь этой великой женщины, человека по имени Екатерина, как я ее прочувствовал и познал, как должен был любить ее и ненавидеть, вместе с ее ужасной страной, этой странной, варварской и таинственной Россией. Великая царица Екатерина достаточно надежно вписала себя в анналы истории, и дети в школах всего мира всегда будут изучать ее жизненный путь с точки зрения госпожи Истории. Я же хотел показать другую Екатерину: человека, женщину, даму — самую значительную и своеобразную представительницу прекрасного пола, которая когда-либо восседала на троне со времен Исиды и Семирамиды.

Что знает, что может человек, какой жребий уготован ему в темном лоне судьбы? Когда мне много лет назад после завершения учебы в Парижском университете друг моего недавно почившего в бозе отца — посланник нашего короля при дворе в Санкт-Петербурге — написал, что для русской императорской семьи требуется молодой и знающий дворцовую жизнь учитель французского языка, и уже предложил якобы на эту должность меня, я и не подозревал, какое значение будет иметь для всей моей дальнейшей жизни эта предположительно кратковременная (всего на несколько месяцев) остановка в России. Я тогда еще громко возликовал, получив письмо из Петербурга, поскольку чуждый мир Востока и блестящий русский двор будоражили мое юношеское воображение. Домашние мои, однако, весьма отрицательно восприняли подобную перспективу, но я до тех пор надоедал им с моими просьбами и заверениями, пока не получил от них согласия и не отправился в длительное путешествие в Россию.

— Прощай, мой прекрасный Париж! Прощай, моя любимая Франция! Не скучайте, я скоро вернусь! — кричал я в избытке чувств, когда почтовый дилижанс выкатился, наконец, из ворот родного города.

Сколько было всевозможных впечатлений от одной лишь дороги! Через всю Германию, Польшу, пока, в конце концов, мы не ступили на русскую землю. Уже сам воздух показался мне иным в этой восточной империи, которая, как день и ночь, разнилась с моей французской отчизной. Лишь изредка попадались нам по дороге жалкие крестьянские лачуги. Вдали иногда проплывали великолепные строения, похожие на замки или поместья богатых господ. Последний отрезок пути из-за больших сугробов снега я должен был почти все время оставаться в повозке, за которой часто то совсем близко, то немного поодаль следовала стая волков, поднимая по ночам жуткий вой, леденящий кровь в жилах. Когда я, впервые увидев воочию этих мерзких тварей, до смерти перепугался, меня успокоил один из спутников, богатый русский купец, объяснивший мне, что эти бестии, как

и бесконечная грязь вокруг, — составная часть русского ландшафта. Этот достойный человек оказался весьма полезным для меня, поскольку подробно и доходчиво рассказывал об отношениях между людьми на его родине, совершенно отличавшиеся от имевшихся у меня до сих пор представлений. Когда я с ужасом указывал ему на полуразвалившиеся избы и жалких их обитателей, он лишь пожимал плечами, говоря, что не стоит уделять столько внимания крепостным и рабам. Я не стал скрывать от него свое отвращение к системе, так мало соответствовавшей нашим представлениям о человеческом достоинстве.

В какое же смятение я пришел, когда во время остановки в одной из деревень мы побежали на страшный крик и увидели старика с белыми волосами и патриаршей бородой, уткнувшегося лицом в снег, которого в присутствии всей деревни порол розгами по голому телу розовощекий зверского вида парень. Полный омерзения и возмущения хотел было я броситься на палача, но мой здравомыслящий спутник силой удержал меня. Отведя меня в сторону, он самым серьезным образом стал наставлять меня:

— Юный друг! Вы едете из далекой страны и не знаете обычаев этого государства. Возьмите себе за правило на время всего пребывания в России: никогда не вмешивайтесь в события или вещи, которые Вас не касаются напрямую, и уважайте законы страны! Лишь в этом случае все для Вас кончится благополучно, иначе...

Мой компаньон пожал плечами и дал мне понять, что нарушение этого мудрого совета будет чревато для меня необозримыми последствиями. Как ни тяжело было моему юношескому идеализму перенести такое потрясение, но с той минуты я неукоснительно следовал его словам. Мой новый товарищ, проникшись ко мне любовью и доверием, поведал мне за оставшееся время о многих нравах и обычаях своего народа, показавшихся мне, приехавшему из страны Людовика XV, почти невероятными. Позже, однако, в течение долгих лет моего неожиданно затянувшегося пребывания в этой стране, которую ни один иностранец не в силах…




Статья "Екатерина Великая" написана:

копирайтер wldbgo [Рейтинг: 5]


Cтатьи копирайтера по схожим темам:

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru | Статьи на тему "История"