Зори здесь тихие...

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru - Статьи на тему "Книги"


Многие смотрели этот замечательный фильм. Автором книги, по которой он снят, стал Борис Васильев. Произведение поражает своей яркостью, пронзительностью и трагичностью. В основе повести «А зори здесь тихие...» лежит история о пяти юных девушках — бойцах времен Великой Отечественной — несущих свою службу в зенитно-пулеметном батальоне. И их «командире — старичке», как прозвали его девушки, 32 лет от роду, Федоте Евграфыча. Лиза Бричкина, Рита Осянина, Галя Четвертак, Женя Комелькова и Соня Гурвич. Пять девушек, пять судеб. У каждой из них была мечта, вера в мирное будущее, и надежда дойти до конца.

До войны юные зенитчицы были простыми девчонками. У Лизы Бричкиной тяжело болела мать, впоследствии скончавшаяся зимой 1941 года, отец работал днем и ночью. Девушка, почти еще девочка, вела все тяжелое домашнее хозяйство. И мечтала, с упоением мечтала о завтрашнем дне. Ей казалось, что там — завтра, будет что-то новое:закончится рутинная, пресная жизнь, яркий солнечный свет озарит шаблонную повседневность. Но, ничего не происходило, и новый день становился таким же, как все предыдущие. Так и жила Елизавета в ожидании завтрашнего дня, пока однажды зимой, не заглянул в их убогую избенку городской красавчик —охотник, которого привез отец девушки. Молодой мужчина пожалел пропадающую в деревенской глуши Лизу, которая из-за болезни матери даже школу не смогла окончить. Уезжая, охотник передал ей записку: «В лесу совсем одичаешь. Приезжай в августе, устрою в техникум с общежитием». Лиза с отчаянной радостью стала ждать августа, да только июнь положил конец всем ее ожиданиям. Сначала юная девушка рыла окопы все лето, попадала в окружения, все дальше и дальше удаляясь на Восток. А поздней осенью, вместо техникума, оказалась за Валдаем и прилепилась там к зенитной части.

Рита Осянина за два года до начала Отечественной войны закончила школу. Она первой из класса вышла замуж, погрузилась в домашнее хозяйство с головой. Дом, любимый муж и крошечный сын стали смыслом жизни молодой женщины. Война внесла в размеренность ее бытия свои коррективы. На второй день начала войны погиб муж Маргариты — старший лейтенант Осянин. Погиб на рассвете, в контратаке, защищая заставу от фашистов. Его жена узнала об этом лишь в июле, когда с павшей заставы прорвался сержант — пограничник.

Девятнадцатилетняя девушка ушла на фронт. Не хотели ее брать, отправляли в тыл. Но настырная вдова героя — пограничника, отправив годовалого сына Альберта к своей матери, не уступала и обивала порог штаба укрепрайона. В итоге, ее взяли санитаркой, а через полгода отправили полковую зенитную школу.

Галя... Детдомовская девочка, мечтающая о родителях. Фантазерка, первая нарушительница спокойствия в детдоме, Галя не могла усидеть на месте. Идеи так и бились из нее фонтаном. То она пустит слух о призраках детдома, а потом самые маленькие этих призраков видят и боятся ходить в отхожее место по — одиночке. Воспитатели вынуждены устроить на призраков засаду. Потусторонним существом оказалась закутанная в белую простынь Галя Четвертак. Выделялась своей искрометной фантазией, и воспитатели часто говорили ей, что Гале только книги писать. Не сбылись их слова- война помешала.

Соня Гурвич — дочь врача. В интеллигентном и дружном семействе всегда царили радость и веселье. Здесь умели радоваться искренне. Жили, правда, не богато... Соне приходилось донашивать платья за старшими сестрами — тяжелые и серые, словно медные кольчуги. И в школе, и в институте носила она эти платья. В институте не долго пришлось носить, всего год. А потом сменились тяжелые и серые «кольчуги» на военную форму и сапоги...

И наконец, Женька... Евгения Комелькова — рыжеволосая красавица. Высокая, белокожая с огромными зелеными глазами. Зенитчицы восхищались своим боевым товарищем, искренне хвалили ее красоту и веселый, задорный характер. До войны, Женя была первой красавицей в деревне, строила глазки молодым людям, принимала их ухаживания. Даже мама иногда журила юную девушку за это: «Женечка, он же женат!». На что будущая зенитчица парировала: «А он мне не нужен, сам лезет». Женькиной страстью было красивое нижнее белье, она не расставалась с ним даже на фронте, носила в вещмешке. С фашистами у нее был личный счет: всех родных девушки убили немцы.

«Сестренка последней упала... Специально добивали...» - Однажды поделилась своим прошлым боец Комелькова с Ритой Осяниной. Саму Женьку успела спрятать соседка — эстонка, благодаря которой девушка выжила.

Пять молодых бойцов с ненасытной тягой к жизни. Стремление пройти до конца оборвалось там, осенью 1941 года. Первой погибла Лиза, которая до последнего верила в то, что завтра произойдет чудо. И погибая болоте, она долго тянулась к солнцу. Отплевываясь и задыхаясь в болотной жиже, рвалась девушка к солнечному свету, свято веря в то, что ей удастся выбраться из топи. Но, коричневая жижа поглотила ее, так и не отпустив.

Смерть не обошла стороной и Соню Гурвич. Нелепая, случайная смерть... Очень захотелось Сонечке угодить Федоту Евграфычу, вот и побежала она за забытым им кисетом для махорки. Недалеко бежать,, совсем недалеко. Пока остальные бойцы, после отдыха, собирались, Соня и побежала. И разнесся над землей тихий стон, настолько тихий, что зенитчицы внимания не обратили — показалось. Только командир понял, что нет, не показалось. Он и обнаружил Сонечку за валуном, ничком на земле. Фашист со второго раза пробил ее сердечко ударом ножа. А со второго, потому что удар у него был на мужчину поставлен...

Фантазерка Галя... Испугалась она, сильно испугалась, увидев мертвую Соню. Федот Евграфыч давал наставления, как вести себя в момент атаки на немцев. А у Гали перед глазами лицо покойницы стояло. Не смогла юная зенитчица с собой справится, не слушала она командира, поддавшись своим страхам. В момент боя, услышав звуки стрельбы, потеряла девушка голову. Завизжала, и бросилась из укрытия прямо под пули. Так и упала навзничь, загребая сапогами дорожную пыль.

А немцы все шли и шли. Трех русских зенитчиц уже не было на свете, но оставшимся нужно защищаться. Федот Евграфыч, Женя и Рита надеялись, что поможет им защититься лес. Густой, непроходимый, родной лес. Лес да речка — вот и вся защита. Определил командир позиции своим бойцам, на берегу реки, дал наказ, как действовать. Хотел сделать первый выстрел, завидев фрица в реке, да не успел. Фашисты стрелять начали. И с отчаянной яростью огрызались рядом девчачьи автоматы. Личные счеты были у юных зенитчиц с немцами. Немцы наступали, не щадя ни себя, не девушек. Слишком много было фашистов, а русским зенитчицам во главе с командиром слишком не хватало подкрепления. Да, и не откуда было таковому взяться. Федот Евграфыч решил свои «войска» передислоцировать. Не успел. Немецкая граната разорвала воздух, а вместе с воздухом и живот Маргаритин. Девушка понимала, что умрет, и не просто умрет, а долго и мучительно уходить будет. И просила командира выполнить ее просьбу последнюю: сына ее не бросать, что в городе остался у матери Риты. Альберта маленького пожалеть, ведь не протянет долго бабушка Альберта — больна она. А отца у Риты нет, и сиротой останется маленький сын. Федот Евграфыч просьбу выполнять отказался, мол, поправишься и сама к сыну поедешь. «А пока полежи здесь, я тебя ветками еловыми прикрою. А сам пойду Женьке помогать». Улыбнулась Рита, глаза прикрыла, командир ветками ее накрыл, и только отошел на несколько шагов, как услышал одиночный выстрел. Бегом вернулся к Рите, лежит с улыбкой на губах. И черная дырка в виске...

Красавица Женька, отчаянно и долго она стреляла. Стреляла даже тогда, когда первая пуля немецкая разорвала бок. Упала и продолжала стрелять. Она не сдавалась до последнего, и не верила в то, что умрет. Ведь так глупо умирать в девятнадцать лет, от «слепой» пули. Немцы ранили девушку вслепую, через листву, а потом добили в упор. Но, даже после смерти лицо Евгении Комельковой оставалось гордым и прекрасным.

В живых остался лишь командир Федот Евграфыч. Он потерял руку на этой войне, и оставил там большую часть своей души. Рядом с канувшими в бездну времени могилами юных зенитчиц. Но, не затерялось последнее пристанище девушек в безызвестности.

«Сегодня моторкой какой-то старикан приплывал. Седой, коренастый, одной руки нет. А с ним — капитан-ракетчик. Капитана Альбертом Федотычем кличут. А старикана он торжественно именует «тятя». Плиту мраморную привезли они, здесь, оказывается, тоже воевали. Мы разыскали могилу, в лесу, за речкой. Старик ее по своим приметам отыскал.

А зори здесь тихие-тихие...»




Статья "Зори здесь тихие..." написана:

копирайтер Эрона [Рейтинг: 81]


Cтатьи копирайтера по схожим темам:

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru | Статьи на тему "Книги"