В ПОГОНЕ ЗА ИЗУМРУДАМИ

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru - Статьи на тему "Книги"


НА ЗАМЕТКУ КОПИРАЙТЕРАМ И ТЕМ, КТО ЗАДУМЫВАЕТСЯ НАД ВОПРОСАМИ КОПИРОВАНИЯ И ЗАИМСТВОВАНИЙ. Как дети-близнецы – чудо и загадка природы, так и произведения с одинаковым сюжетом и героями, но имеющие при этом разных «отцов»-создателей – весьма занятный литературный феномен

Производство римейков и сиквелов – изобретение отнюдь не голливудское. Первый сиквел появился, наверное, у «Илиады» и «Одиссеи» Гомера. Им стали «Энеида» Вергилия. В свою очередь, Вергилиева поэма породила ряд римейков, наиболее известный из которых – «Енеїда» Ивана Котляревского – входит в украинскую школьную программу. Самая поверхностнакя «инвентаризация» мировой литературы выявит существование сказки «Золушка» как у Шарля Перро, так и у братьев Гримм, а повествование о «Тени» -- у Андерсена и Евгения Шварца. При этом авторы, заимствующие чужие сюжеты, беспощадно критикуются. Было время, когда многие называли Шварца инсценировщиком Андерсена. А веком ранее в создании парафразов упрекали самого датского сказочника. Тот же отвечал: «Чужой сюжет как бы вошел в мою плоть и кровь, я пересоздал его и тогда только выпустил в свет». В этих словах, которые Шварц сделал эпиграфом к своей версии «Тени», простите за каламбур, нет ни тени оправдания. Просто надо же было как-то растолковать, что жизнь одних и тех же героев в идентичных обстоятельствах, можно рассматривать с разных точек зреня. И что не так уже редко, как кажется на первый взгляд, литературный «сыр» второй свежести, в отличие от гастрономического, имеет право на существование. Потому что хуже или лучше, но он всегда – другой. Достаточно вспомнить Шекспира. Английский драматург не создал практически ни одного оригинального сюжета, но гениально вдыхал жизнь в фабулы других писателей и хронистов. И ведь никто не решится оспорить, что переработки в итоге получились лучше. Строго говоря, «оригинальное произведение» -- понятие весьма субъективное. При наличии всего тридцати двух «блок-схем» любой придуманный писателем сюжет, по определению, будет вторичен, уже кем-то сочинен и опубликован. Так зачем же изобретать велосипед, когда на нем уже можно ездить? Апробированная фабула – залог массового читательского успеха. Не удивительно, что литературные римейки продолжают создаваться, и с каждым годом их число увеличивается.

К размышлениям на эту тему подвигли меня два сказочника – Лаймен Фрэнк Баум и Александр Волков, отмечающие юбилеи в один год. Разбуди ночью, их имена, может быть и не вспомнишь, зато бессмертными, покорившими не одно детское сердечко стали их «многосерийные» книги – «Мудрец из страны Оз» и «Волшебник Изумрудного города». Да что дети! Рок-музыкант Джон Майкл Осборн сделал своим сценическим псевдонимом производство от названия волшебной страны – Оззи. На заре расцвета русского рока в Екатеринбурге играла группа «Урфин Джюс». Создается впечатление, что тот, кто хоть раз в жизни сопереживал девочке, осваивающей необъятные просторы волшебной страны и попутно решающей проблемы местных жителей, сам становится очарованным странником. Помню, и мне не давала покоя «дорога, вымощенная желтым кирпичом», и я пыталась выкрасить асфальт желтой акварельной краской, веря, что уж тогда со мной непременно произойдет что-нибудь чудесное. И даже не подозревала, что «Волшебник Изумрудного города» -- это пересказ американской сказки. На русском языке оригинальное произведение Баума было опубликовано только в начале 90-х годов. Скажу честно, ностальгические воспоминания «Мудрец» на меня не навеял. Это сказка о другом детстве – прагматичном и напористом.

Жила-была девочка Дороти (у Баума), она же Элли (у Волкова) в сером безрадостном Канзасе. В силу своего возраста героиня еще не задумывалась о скуке провинциального городка и не хандрила. Но бежит, не оглядываясь, из опостылевшего Канзаса Клайд Гриффитс, лелея мечу попасть под покровительство богатого дядюшки. В поисках свободы уплывает из мещанского Санкт-Петербурга Гек Финн. В русской провинции «сестры» спят и видят Москву. А Дороти-Элли пронесшийся над домом ураган унес в тридесятое царство, где жизнь ее приобрела вожделенный героями «взрослых» книг смысл и цель. Там она разворачивает киучую деятельность: выливает на злую колдунью Бастинду ведро воды, стыдит Обманщика, заставившего всех ходить в зеленых очках, выбирает подарки друзьям. Кстати, о друзьях. Проблемы американского Страшилы, Дровосека, трусишки Льва не становятся достоянием «широким масс». Каждый справляется с ними самостоятельно, доказывая, что только вера в себя помогает осуществить мечту, а, значит, не стать неудачником. В русском же варианте героиня пытается переложить ответственность на «народ», к примеру, организует восстание слуг Бастинды. Так же и в «Золотом ключике» Алексея Толстого (римейке «Приключений Пинокко» Карло Коллоди) куклы-пролетарии активно борются с «угнетателями» Карабасом Барабасом и Дуремаром за «светлое будущее», олицетворенное новым театром без директора-тирана.

Девочку Дороти в стране Оз все любят и ценят. Зачем же, спрашивается, ей возвращаться назад? В конце концов, она и переселяется туда, где жить гораздо легче и приятнее, чем в унылом Канзасе. Такого «космополитизма» Волково допустить не мог. Из всех путешествий девочка Элли неизменно возвращается домой. Но это дежурная, обычная для сказок развязка. Тогда как у Баума, несмотря на смену места жительства, Дороти на вопрос колдуньи, нет ли в ней королевской крови, отвечает: «Я – из Канзаса!». Можно ухмыльнуться: как же, Америка – пуп земли, а можно и услышать гордость за свою страну.

Безусловно сказки Баума и Волкова разнятся потому, что между культурными традициями американца рубежа XIX-XX веков и человека советской эпохи лежит пропасть. Но что-то ведь подвигло Александра Мелентьевича на написание римейка. Предложу версию: переложения и продолжения появляются тогда, когда между авторами существует некое духовное родство, близость мировосприятия. Почему в волшебной стране постоянно что-нибудь происходит, постоянно героине находится какое-то дело? Да потому, что Фрэнк Баум и Александр Волков были трудоголиками. Первый освоил с десяток профессий, второй, помимо преподавания высшей математики, активно изучал иностранные языки. Кстати, оба были отцами многодетных семейств и написали свои «шедевры», перешагнув сорокалетний рубеж.

Строго говоря, и «Мудреца» Баума нельзя считать оригинальным произведением. Недаром Рэй Бредбери, восторженно отозвавшись об этой сказке, прямо сравнил ее с кэрролловской «Алисой». Кроме того, что обе книги роднит мотив дороги, можно без труда отыскать массу совпадающих деталей. К примеру, Алиса просила Чеширского Кота не исчезать и не появляться с пугающей стремительностью. Дороти, кажется, тоже помнит об этом и ничуть не удивляется, когда предметы пропадают с глаз мгновенно.

Так что «Страна Оз» и «Изумрудный город» могут стоять рядом на книжной полке вполне равноправно. Тем более что сюжет совпадает лишь в первых книгах этих серий. Дальнейшие приключения сказочники придумывали самостоятельно. Мало того, их «изумрудную жилу» до сих пор продолжают разрабатывать другие писатели. Как заметил Борис Стругацкий: «Если тебя дописывают, значит, ты стал не только писателем, но и писателем культовым». А кто из пишущих, интересно, не мечтает об этом?




Статья "В ПОГОНЕ ЗА ИЗУМРУДАМИ" написана:

копирайтер Malgozhata [Рейтинг: -4]


Cтатьи копирайтера по схожим темам:

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru | Статьи на тему "Книги"