Сказ про любовь, жадность и правосудие

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru - Статьи на тему "Юриспруденция"


История, произошла с моей коллегой по юридической сфере Еленой и ее мужем Владимиром. Ее фамилию и фамилии государственных служащих, оказывающих ей и ее мужу моральную и духовную поддержку разглашать пока не буду, а может, если Елена разрешит, при редактировании произведения допишу. Уж очень мне хочется всему миру, живущему в Интернете рассказать о тех господах, которые живут в г.Ростове-на-Дону и вершат, так называемое правосудие.Но, чтобы не загружать Вас сухим юридическим языком, наподобие текстов монографий и диссертаций, мы решили изложить эту серьезную историю простым сказом, который при дальнейшем прочтении будет доступен даже для самого маленького читателя. Итак, поехали…

Жил-был в славном граде Ростове добрый молодец по имени Володимир. Жил он со своей больной старушкой - матерью в трехкомнатном тереме и не мог подумать, что в его жизни произойдут большие перемены. Но однажды жизнь преподнесла ему подарок, который он так долго ждал и на который уже и не надеялся: переехала к нему его любимая женушка Елена-премудрая. И стали теперь они втроем поживать да добра наживать. А тут и сынок их Станислав со своей невестой из далекой неведомой Сибири в Ростов засобирался. На семейном вече Володимир и Елена решили, что станут жить вместе одной семьей. Терем трехкомнатный и мест хватит всем.

Но оказалось, что Володимиру принадлежит всего лишь одна часть терема, а вторая находится во владении его родного брата Шавката. Думали- думали Володимир с Еленой-премудрой, как быть дальше, и придумали. Решили выкупить у Шавката его долю, а чтобы тому не было обидно, предложить ему взамен однокомнатный терем.

Но в семье Шавката все главные вопросы решала его жена Анна, женщина глупая, завистливая, жадная и склочная. Как услышала она, что Володимир хочет весь терем откупить, так из себя и вышла.

«Как это так, я столько лет ждала, когда терем освободится, и вдруг все потерять. Не бывать этому!»,- вскричала Анна, даже не подумав о том, что предложение это очень для нее выгодное. И стала она теребить мужа своего Шавката, что пора наконец одевать бушлат, седлать коня и захватывать терем, а то, не дай Бог, Елена позарится на чужое добро. Сказано – сделано. Сложили Шавкат с Анной свои манатки на бедного коня и перебрались жить в терем. Да вот только не испросил Шавкат у Володимира его согласия на переезд Анны, как это по закону положено. Может, не знал он об этом, а может и знал, но сделал все намеренно.

Переехали они, и стало их в тереме пятеро проживать. Но не отпускала Шавката и Анну мысль о том, что Елена не просто так приехала в Ростов, а терем у них отобрать, и решили они: не бывать этому! И стали ее выживать из терема. Чего они только ни делали: и посудой гремели рано поутру, и скандалы устраивали по вечеру, и просто оскорбляли Елену, а заодно и Володимира, но ничего не помогало. А тут еще и нежданно-негадонно на пороге по взмаху волшебной палочки, явился сынок Станислав со своей невестой. И стали они в тереме ввосьмером проживать: Шавкат с Анной – в 16-тиметровой комнате, мать - старушка – в 12-тиметровой, а все остальные в 10-тиметровой.

Понял Володимир, что с Шавкатом ни каши, ни щей не сваришь, и, посовещавшись с Еленой, решил детям другой терем купить. Сказано-сделано. Купили терем неподалеку. Дети переехали, а Володимир с Еленой в старом тереме жить остались. Сутки напролет коварные мысли не давали покоя Шавкату и Анне, и дождавшись момента, когда в тереме отсутствовали Володимир и Елена, поменяли они замок на дверях. Уж очень мешали они Шавкату и Анне. А Володимиру скандал устроили и заявили, что не желают Елену видеть в своем тереме.

Закручинился Володимир и переехал в терем к сыну. А Елены и вовсе в это время в городе не было. Когда же вернулась в терем Елена, увидела новых хозяев, и, нахмурив бровь, пошла жить в терем к детям и Володимиру. И стали жить там.

Немного времени прошло, и скончалась мать – старушка.

И остались Шавкат с Анной в трехкомнатном тереме вдвоем. День живут вдвоем, неделю, месяц, другой, третий и в ус не дуют. Хорошо им, просторно, уютно, и, ох, как не хочется с Володимиром делиться.

Подождал, подождал Володимир, пока Шавкат образумится и склонит свою голову к земле русской и признает свою вину, но видно не судьба. Не захотел Шавкат жить в мире и согласии со своим родным братом. Тогда Володимир решил ему показать, что закон существует и действует. И написал челобитную в княжий Первомайский райсуд г.Ростова. И челом бил об устранении препятствия в пользовании теремом и ему, и Елене, и детишкам.

Попала челобитная к княжне Елене Валерьевне. И так ей не хотелось этим делом утруждаться, что стала она подумывать, как бы им отказать. На суде она и защитник Шавката и Анны - Нелли Ивановна на Елену и руками махали, и ногами топали, дескать, как ты можешь такая - сякая чего-то требовать, коли у тебя даже штампа в паспорте нет. И почему- то невдомек им было, что Елена только представитель Володимира, а в челобитной его прошения изложены. И только ему решать, где и с кем ему жить и кого любить. А в конце княжьего суда Елена еще и челобитную с дополнительными требованиями Володимира представила. И были эти требования о его вселении в терем, о выселении оттуда Анны и об определении порядка пользования теремом. Разозлилась княжна и вскричала: «Как! Я уже все бумаги рассмотрела, а у вас новые жалобы? Не хочу! Не буду и не желаю рассматривать по-новому!». И не стала, а по первому требованию Володимиру отказала. Не решила княжна проблему, хотя хорошо ее представляла, а загнала ее еще глубже.

Воспряли духом Шавкат с Анной. Вот, дескать, какие мы молодцы. И терем остался в нашем владении, и княжна на нашей стороне. Но недолго веселье продолжалось. Написал Володимир жалобу в Ростовский боярский суд, и отменила троица судей решение Елены Валерьевны и предписала устранить препятствия Володимиру в пользовании жильем. Да еще и приписали, что неправильно поступила судья, отказавшись рассматривать все требования Володимира одновременно. Саму же судью за ее поведение, только лишь пошухарили, как младенца, дескать, ты же уже взрослая девочка, и знаешь, что нехорошо так не по-людски поступать с честным народом! И на этом спасибо.

А пока крутилось дело с жалобой, как яблочко на блюдце, Володимир пошел к прокуратору Первомайского района Ростова града, поделится своей бедой, и прокуратор в его интересах обратился в суд с челобитной о вселении Володимира в терем, о выселении из терема Анны и определении порядка пользования теремом. И, как будто заколдованное, челобитная снова попала к княжне Елене Валерьевне. Не стала она его рассматривать, а вернула прокуратору с дивной ссылкой на то, что Володимир, хоть и пережил два инфаркта, сам может и слово молвить, и свои права отстоять. Может, думала, что отступиться Володимир, а беда так в глубине и застрянет на радость Шавкату и Анне. Неприятно было такое решение прокурору, и с грустью в глазах, посмотрев на ясное небо, смирился он с ним и побрел обратно в прокуратуру.

И тогда, воспряв духом, Володимир уже от своего имени написал челобитную. Снова было судилище и в очередной раз княжна Елена Валерьевна и защитник Нелли Ивановна махали руками, стучали ногами на горемычных Володимира и Елену, хлопали в ладоши, словно отгоняли мух от сладкого пирога, но не решить в его пользу дело было нельзя. Правда, один пункт – выселение Анны - было отбито, потому что перед судилищем защитник Нелли Ивановна предложила Шавкату подарить Анне часть своей доли, что он и сделал.

Но невдомек было защитнику, что оказала она подобным советом Анне медвежью услугу. Когда были готовы очередные черновые записи этого сказа, Анна еще проживала в муниципальном старом тереме подлежащем сносу и, смотря с радостью в покрывшееся пылью окно, ждала от Государя помощи на получение нового. Но став собственником части спорного терема, она потеряла право на эту помощь.

А тот терем, за который она билась насмерть, подставляя под вражеские махания руками и топоты ногами Володимира и Елену, на основании решения судилища превратился в коммунальный. И теперь Володимир мог распоряжаться своей долей, не оглядываясь на Шавката и Анну. Не требуется теперь ему и их согласие на распоряжение своей собственностью: может он и селить там кого угодно, и даже прописывать.

И невольно вспоминается история, рассказанная А.С. Пушкиным об алчной старухе, которая как ушла от разбитого корыта, так к нему и вернулась. Шавкат же с Анной потеряли даже то, что имели, потому что от чужого добра не бывает добра, а Володимир с Еленой живут-поживают и добра наживают. И я у них в гостях был, мед и пиво пил. По усам не текло, так как их не ношу, а в рот попадало.




Статья "Сказ про любовь, жадность и правосудие" написана:

копирайтер Solopoff Mark [Рейтинг: 5]


Cтатьи копирайтера по схожим темам:

Портфолио копирайтеров на TextSale.ru | Статьи на тему "Юриспруденция"